вход / регистрация
г.Самара
ул.Осипенко 6Б
тел: +7(927) 203-07-07
офис: 8(846) 334-50-00

Почему мы считаем Шапшова невиновным?

Закончились судебные прения по уголовному делу в отношении сотрудников уголовного розыска ОП №24 УВД по г. Тольятти, Владимира Шапшова, Сергея Тарасенко и Александра Атаулова.
Напомню, в ходе прений государственный обвинитель заявила, что вина всех подсудимых доказана, и просила суд назначить им наказание: Владимиру Шапшову в виде 9 лет лишения свободы, Александру Атаулову в виде 8,5 лет лишения свободы, а Сергею Тарасенко, за оказание содействия следствию в изобличении двух других подсудимых, в виде 7,5 лет лишения свободы. Все трое подсудимых, и их защитники, не согласились с мнением государственного обвинителя и каждый заявил о своей невиновности, попросив суд оправдать его. При этом, каждый из подсудимых ссылались на свои основания невиновности.

Например, подсудимый Тарасенко, говоря о своей невиновности, ссылался на то, что он просто исполнял приказания начальника уголовного розыска Шапшова, и ничего не понимал.

В настоящий момент судья ушла в совещательную комнату для вынесения приговора, провозглашение которого запланировано на 28.10.2019 г.

Сейчас же мне хотелось бы подвести некоторые итоги состоявшихся прений и донести до сведения граждан, интересующихся судьбой этого дела, и в частности судьбой Владимира Шапшова, доводы его защиты о том, почему мы считаем его невиновным в совершении преступления, в котором его обвинили.

Напомню, Владимира Шапшова обвинили в том, что он, будучи начальником уголовного розыска ОП №24 УВД по г. Тольятти, по предварительному сговору со своими подчиненными оперуполномоченными Сергеем Тарасенко и Александром Атауловым, получил от потерпевшего Сергея Уварова взятку за не привлечение его к уголовной ответственности.

По версии стороны обвинения, 11.08.2017 г. Сергей Уваров был задержан подчиненными Шапшова с поличным при незаконном сбыте сильнодействующих препаратов оперуполномоченному Канбарову, в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» на парковке возле ТЦ «Метро» в г. Тольятти.

В последствии, как следует из обвинения, после проведения проверочной закупки, Уваров был доставлен в ОП №24 для документирования факта, совершенного им преступления. В это время, якобы Шапшов предложил Уварову за взятку не документировать проведенную проверочную закупку и скрыть от регистрации факт совершенного им преступления. После этого, Шапшов якобы вступил в предварительный сговор со своими подчиненным Тарасенко и Атауловым, распределив между ними роли. Согласно преступного плана, Тарасенко должен был договориться с Уваровым о размере взятки за дальнейшее не документирования проверочной закупки, а оперуполномоченный Атаулов должен был получить от Уварова деньги возле ТЦ «Миндаль» в г. Тольятти.

Данное обвинение в отношении Шапшова было основано на показаниях его подчиненных, оперуполномоченных Тарасенко, Канбарова, Зоткина и Трошина, которые и проводили проверочную закупку в отношении Уварова. Из их показаний следовало, что они намеривались изобличить Уварова в совершении преступления и привлечь его к уголовной ответственности за незаконный сбыт препаратов, для чего провели проверочную закупку и задержали Уварова. После задержания Уварова и доставления его в ОП №24 они якобы хотели задокументировать и зарегистрировать проверочную закупку в законном порядке, но им, якобы, не дал этого сделать их начальник уголовного-розыска Шапшов, который, якобы договорился с Уваровым о получении взятки за освобождение его от уголовной ответственности путем сокрытия факта проведенной проверочной закупки и изъятых у него препаратов.  

Владимир Шапшов отрицал указанные обстоятельства и говорил, что о проведении его подчиненными проверочной закупки в отношении Уварова он ничего не знал. Никаких указаний о проведении проверочной закупки он не давал. По этой причине он не мог давать указания своим подчиненным не документировать проверочную и договариваться с Уваровым о взятке за не привлечение его к уголовной ответственности.

Доводы Шапшова по этому поводу были убедительными, поскольку, если он ничего не знал о проведенной проверочной закупки в отношении Уварова, то у него не было повода договариваться с последним о взятке за не привлечение к уголовной ответственности и давать указание своим подчиненным не документировать то, о чем он не был осведомлен, т.е. проверочную закупку. Из этого следовало, что все действия в отношении Уварова его подчиненные совершали самостоятельно и скрывали от Шапшова и руководства отдела.

В этой связи защите оставалось только выяснить, докладывали ли Шапшову его подчиненные о проведении проверочной закупки в отношении Уварова?

Здесь защита Шапшова сразу обратила внимание на то, что изначально Тарасенко, Канбаров, Зоткин и Трошин отрицали факт проведения проверочной закупки в отношении Уварова, и поясняли, что Уварова доставили в ОП №24 просто для выяснения у него обстоятельств причастности к незаконному обороту сильнодействующих препаратов. Это обстоятельство было подтверждено показаниями руководителей ОП №24, которые проводили совещания по поводу доставления Уварова в отдел полиции на которых выясняли этот вопрос у Тарасенко, Канбарова, Зоткина и Трошина. Все четверо дружно отрицали факт проведения ими проверочной закупки.

Но, потом, после ареста следственными органами Канбарова и Тарасенко, оперуполномоченный Трошин, испугавшись разделить судьбу своих коллег, дал следствию признательные показания, признав факт проведения ими в отношении Уварова проверочной закупки, назвав ее фиктивной и указав на Канбарова и Тарасенко, как на организаторов этой самодеятельности, судьбу которых он не желает разделить в СИЗО.

При этом примечательно то, что согласно писем, которые Тарасенко писал из СИЗО своим товарищам еще до признательных показаний Трошина, он просил всех держаться на своем и опасался, что кто-то может не выдержать. Эти письма были изъяты органом расследования и исследовались судом: «Мы держимся, пусть держаться другие. Нужно стоять на своем, как все было, так как дергать остальных будут, и будут пытаться чтобы оговорили, также понимаете, о чем я … Будем держаться и биться за свою правду, нужно испробовать все варианты, сами понимаете».

Но, после показаний Трошина, Тарасенко, Канбаров и Зоткин резко меняют свои показания и признают факт проведения ими проверочной закупки, но указывают, что проводили ее по указанию начальника уголовного розыска Шапшова, который потом им якобы не разрешил документировать проведенную проверочную закупку поскольку договорился с Уваровым о взятке. Сами они ничего не понимали и выполняли только указания Шапшова.

В данном случае защита Шапшова поняла, что ключ к разгадке тайны этого дела заключается в проведенной проверочной закупки, ведь не случайно то, что именно ее проведение и скрывалось ими изначально.

Логика рассуждения здесь простая. Если оперуполномоченные Тарасенко, Канбаров, Зоткин и Трошин незаконно проводили проверочную закупку в отношении Уварова, то они не могли ее задокументировать, поскольку тем самым задокументировали бы свои же незаконные действия. Кроме того, они не могли использовать ее результаты для изобличения Уварова в незаконном сбыте сильнодействующих препаратов и привлечь его за это к уголовной ответственности, поскольку закон запрещает использовать незаконные оперативно-розыскные мероприятия для доказывания вины человека в совершении преступления. А если это так, то для чего надо было проводить незаконную проверочную закупку? Ответ возникал сам собой, поскольку в последствии это было использовано для шантажа Уварова уголовной ответственностью в обмен на деньги. Таким образом, дело о взятке превращалось в дело о шантаже. А проверочная закупка превращалась в ее инсценировку, с целью искусственного создания повода для шантажа Уварова уголовной ответственностью.

Далее, факты этого дела сами стали выстраиваться в логическую цепочку причинно-следственных связей.

Так, для того, чтобы совершить шантаж Уварова уголовной ответственностью его надо было спровоцировать на совершение преступления, чтобы потом этим и шантажировать его. По факту так оно и вышло.

Из материалов дела было установлено, что еще 5.08.2017 г. оперуполномоченный Канбаров стал подстрекать Уварова к незаконному сбыту ему сильнодействующих препаратов. В последующем, 8.08.2017 г., Канбаров лично встречался с Уваровым и обсуждал с ним количество необходимых ему препаратов и их стоимость. Далее, утром, 11.08.2017 г. Канбаров лично созвонился с Уваровым и договорился с ним о приобретении препаратов в 18 часов у ТЦ «Метро». Это подтвердили в своих показаниях как сам Канбаров, так и потерпевший Уваров. При этом оперуполномоченный Канбаров явно совершал незаконные действия в отношении Уварова в виде провокации и подстрекательства его к совершению преступления.

Так, в соответствии с требованиями ст. 5 Закона «Об ОРД» и ст. 6 Закона «О полиции» сотрудникам правоохранительных органов запрещается подстрекать граждан к совершению преступлений (провокация), за это они сами должны нести ответственность за подстрекательство к преступлению и за превышение своих должностных полномочий, а полученные в результате провокации результаты не могут использоваться для обвинения человека в совершении преступления.

В материалах дела отсутствуют какие-либо сведения о том, что до подстрекательства Канбаровым Уваров имел какие-либо намерения сбыть кому-либо препараты и занимался этим, что прямо говорит о том, что Канбаров, будучи оперуполномоченным полиции, попросту уговорил Уварова совершить преступление с целью дальнейшего его задержания. А поскольку в последствии это было использовано для вымогательства с Уварова денег, то именно с этой целью и проводилась эта провокация.

Таким образом, уже сами изначальные действия оперуполномоченного Канбарова в отношении Уварова исключали уголовную ответственность последнего и должны были повлечь ответственность самого Канбарова за подстрекательство гражданина к совершению преступления и превышение своих должностных полномочий.

В основании проведенной проверочной закупки лежала провокация, что делало ее незаконной изначально и исключало ответственность Уварова.

Но здесь важно было понять, был ли осведомлен об этом начальник уголовного розыска Шапшов? Если Шапшов не знал о подстрекательстве Уварова со стороны оперуполномоченного Канбарова на незаконный сбыт препаратов, то он не мог знать о месте и времени этого сбыта. А не зная о том, кому Уваров должен сбыть препараты, месте и времени сбыта Шапшов не мог дать указание провести в отношении Уварова проверочную закупку, поскольку для этого надо было, как минимум, знать где, когда и кому Уваров должен сбыть препараты.

Как следует из материалов дела, Канбаров сообщил о провокации в отношении Уварова оперуполномоченному Тарасенко, который составил по этому поводу соответствующий рапорт и пошел с ним на доклад к начальнику уголовного розыска Шапшову. Именно на этот рапорт и ссылался Тарасенко, когда утверждал, что он якобы доложил Шапшову о договоренностях оперуполномоченного Канбарова с потерпевшим Уваровымна незаконный сбыт препаратов, и Шапшов якобы дал указание провести проверочную закупку в отношении Уварова.

Суд проверил эти показания Тарасенко и установил, что в содержании его рапорта отсутствуют сведения о каких-либо договоренностях Канбарова с Уваровым на незаконный сбыт запрещенных препаратов. В нем содержались лишь сведения общего характера, о том, что Уваров якобы причастен к незаконному обороту сильнодействующих веществ. Т.е. в рапорте Тарасенко отсутствовали сведения о том, где, когда и кому Уваров должен был незаконно сбыть препараты, о договоренностях Канбарова с Уваровым на их приобретение, а без этих сведений для проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» не было никаких оснований, поскольку в соответствии со ст. 7 Закона «Об ОРД» основанием для проведения оперативно-розыскного мероприятия являются сведения о совершенном, совершаемом или подготавливаемом преступлении, а таковых в рапорте Тарасенко не было. Таким образом, содержание рапорта Тарасенко указывает на то, что он скрыл от Шапшова факт договоренностей Канбарова на приобретение препаратов у Уварова 11.08.2017 г. в 18 часов у ТЦ «Метро».

В своих показаниях Шапшов всегда говорил, что Тарасенко не докладывал ему о договоренностях оперуполномоченного Канбарова с Уваровым на незаконный сбыт препаратов, и рапорт Тарасенко является прямым подтверждением этого. Этот рапорт не просто слова Шапшова, это документ, который составил сам Тарасенко.

Странным здесь является то, что Тарасенко достоверно зная о том, что оперуполномоченный Канбаров уговорил Уварова незаконно сбыть ему препараты и договорился совершить это 11.08.2017 г. в 18 часов на парковке возле ТЦ «Метро», не отразил это в своем рапорте, хотя сам же говорит, что доложил об этом Шапшову.

Из этого следует только один логический вывод — Тарасенко скрыл от Шапшова факт подстрекательства Уварова со стороны оперуполномоченного Канбарова к совершению преступления, о месте и времени его совершения, и сделал это намеренно, поскольку, в соответствии со ст. 7 Закона «Об ОРД» он обязан был об этом доложить Шапшову.

Следовательно, Шапшов говорил правду, что о том, что он не знал о каких-либо договоренностях Канбарова с Уваровым на совершение преступления, и Тарасенко ему об этом не докладывал. По этой же причине он не мог дать указание Тарасенко провести в отношении Уварова проверочную закупку 11.08.2017 г. в 18 часов возле ТЦ «Метро», поскольку для этого он как минимум должен был знать где, когда и кому Уваров должен незаконно сбыть препараты.

Из резолюции, наложенной на рапорте Тарасенко Шапшовым следует, что по результату рассмотрения его рапорта Шапшов не давал ему указание проводить проверочную закупку, а это значит, что проверочную закупку в отношении Уварова, Тарасенко и Канбароврешили провести самостоятельно, без разрешения руководства и скрыли это.

Об этом в частности свидетельствуют показания самого Канбарова на следствии от 19.01.2018 г. (Том 5 л.д. 26-33), которые оглашались в суде, и в которых он сам проговорился: «11.08.2017 г. совместно с Тарасенко было принято решение о проведении ОРМ «проверочная закупка». Постановление и план на проведения проверочной закупки нами не подготавливались. …» и т.д. Ни о каких указаниях Шапшова на этот счет Канбаров не говорил.

Но, такие действия Тарасенко и Канбарова вели к прямому нарушению требований ст. 8 Закона «Об ОРД», в соответствии с которой они не имели право проводить проверочную закупку в отношении Уварова без постановления, утвержденного начальником органа осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. А раз так, то ее результаты нельзя было использовать для изобличения Уварова в совершении преступления и привлечения его к уголовной ответственности.

Прямым доказательством этих доводов является постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное в отношении Уварова С.Ю. 30.07.2018 г. (Том 10 л.д. 63-69), согласно которого следствием установлено: «фактически сотрудниками ОУР ОП №24 УМВД России Тарасенко, Канбаровым, Зоткиным и Трошиным оперативно-розыскное мероприятие «проверочная закупка» не проводилось и не могло проводиться в виду отсутствия соответствующих документов, являющихся в соответствии с ФЗ №144 от 2.08.1995 г. необходимым условием проведения такового, а именно, составление рапорта сотрудника оперативного подразделения с ходатайством о его проведении и вынесение постановления о разрешении его проведения, утвержденного начальником органа. Показания Тарасенко, Канбарова о правомерности своих действий полностью опровергаются собранным материалом проверки… действия сотрудников ОУР являлись неправомерными, осуществлялись по собственной инициативе, преследовали неизвестные следствию цели…» и т.д. Данное постановление не отменено, признано законным и обоснованным.

Более того, незаконными являлись и сами действия Канбарова и Тарасенко по проведению «проверочной закупки» в нарушении требований ст. 8 Закона «Об ОРД», поскольку у них не было никаких законных оснований ее проводить, а значит и задерживать Уварова, осуществлять досмотр его автомашины и изымать у него вещи. Эти действия Тарасенко и Канбарова, при отсутствии законных оснований, подпадали под признаки преступления предусмотренного ст. 286 УК РФ, о чем и говорилось в их первоначальном обвинении.

А если это так, в чем уже не приходиться сомневаться, то с какой целью они вообще стали проводить это незаконное мероприятия «проверочная закупка», которую кроме как инсценировкой не назовешь?

Ответ на этот вопрос дают последующие действия Тарасенко и Канбарова, о которых дал показания потерпевший Уваров. После задержания Уварова и доставления в ОП №24, его завели в кабинет где состоялся разговор следующего содержания: «Тарасенко мне сказал: «Ну что, как будем решать Сергей?» Я спросил: «Что от меня нужно?» Тарасенко сказал: «Ты взрослый парень, подумай, что нужно от тебя?». Опасаясь провокации со стороны сотрудников полиции, я стал отвечать уклончиво. Я спросил: «Сколько нужно?» Тарасенко сказал, что нужно 150000 рублей … Размер суммы Тарасенко мотивировал тем, что деньги будут делиться. Он назвал это законом апельсина».

Причем, по показаниям потерпевшего Уварова, указанные слова Тарасенко произносил в кабинете в присутствии все тех же Канбарова, Зоткина и Трошина, которые принимали участие в инсценировки проверочной закупки. Уваров даже схему нарисовал, где, кто находился в кабинете в этот момент. И далее Уваров пояснил, кто его возил вечером к ТЦ «Миндаль» и для какой цели: «О том, что Жалинаожидает нас на остановке общественного транспорта я сообщил Тарасенко. После чего, я совместно с Канбаровым, Зоткиным и неизвестным сотрудником проследовали на автомашине Лада-Гранта, серебристого цвета, к парковочной площадке ТЦ «Миндаль» … У Канбарова в руках находился мой сотовый телефон и водительское удостоверение. Канбаров пояснил, что все мне вернет после передачи ему денежных средств. Мы подъехали на парковку к ТД «Миндаль» и Канбаров отправил меня забрать у Жилиной денежные средства».

Из все этого следует вывод, что единственной изначальной целью инсценировки проверочной закупки в отношении Уварова являлся шантаж последнего уголовной ответственностью в обмен на деньги, что по факту и произошло. Эта версия объясняет, почему в отношении Уварова, вопреки прямого запрета закона, была совершена провокация, почему проверочная закупка проводилась в нарушении требований ст. 8 Закона «Об ОРД», не выносилось постановление о проведении проверочной закупки, утвержденное начальником органа, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, и почему проверочная закупка не документировалась и скрывалась.

Кроме того, в ходе судебного следствия, суд, добросовестно разбираясь в обоснованности домыслов в отношении Шапшова о предложении с его стороны Уварову заплатить взятку за не привлечение к уголовной ответственности, суд прямо задал потерпевшему Уварову вопрос: «Было ли реально предложения от Шапшова к вам передать вятку или нет?» — Уваров однозначно ответил — нет. И уже одно это, должно было развеять все сомнения по данному поводу.

В ходе судебных прений Владимир Шапшов обоснованно удивлялся позиции стороны обвинения, которая, по его мнению, полностью проигнорировала показания потерпевшего Уварова, даваемые им на предварительном следствии и подтвержденные в суде, в соответствии с которыми о деньгах с ним договаривался только Тарасенко, причем в присутствии Канбарова, Зоткина и Трошина. В последствии, именно Канбаров и Зоткин, по указанию Тарасенко повезли Уварова к ТЦ «Миндаль» чтобы получить от него деньги. Именно Канбаров, по показаниям Уварова, обещал вернуть ему телефон и документы после того, как он передаст Канбарову деньги у ТЦ «Миндаль». Данные показания Уварова подтвердили свидетели Шайдулов, Стигленко, Жалина, которые пояснили в Суде, что увидели Уварова возле ТЦ «Миндаль», он находился в шоковом состоянии и просил у Жалиной денежные средства, поясняя, что ему необходимо передать деньги сотрудникам полиции, которые ждут на парковке, в автомобиле «Гранта». Более того, в своих прениях подсудимый Атаулов, пояснил, что 12.08.2017 года слышал, как оперуполномоченный Зоткин находясь в коридоре, обратился к своим коллегам, которые сидели в кабинете, со словами- «ну, что, кого сегодня будем шкурить?!»

Но, по мнению стороны обвинения, Канбаров, Зоткин и Трошин просто свидетели, подтверждающие вину Шапшова.

По нашему мнению, все указывает на то, что Шапшова просто оговорили его же подчиненные, с целью оправдать свои незаконные действия.

Мы считаем, что сторона обвинения не смогла опровергнуть доводы защиты Шапшова и оставила их без внимания как в прениях, так и в репликах.

Таким образом, в ходе судебного следствия стороной обвинения не было доказано как договоренностей Шапшова с Уваровым о взятке, так и предварительный сговор Шапшова с подсудимыми Тарасенко и Атауловым. Так же не было установлено, где, когда и от кого и сколько Шапшов получил денежных средств Уварова. Об этом обвинение молчит.

Приведенные мной факты — это только часть доводов защиты о том, что его преднамеренно оговорили, и что он не виновен. Все эти доводы были доведены стороной защиты Шапшова до сведения суда.

Теперь нам остается только ждать и надеется на законный и справедливый приговор.

адвокат: Гурко В.А.

 

Добавить комментарий к «Почему мы считаем Шапшова невиновным?» Для получения возможности оставлять комментарии, зарегистрируйтесь, или введите свои логин и пароль в панели логирования

8 ноября 2019
просмотров: 192

Майор Шапшов, обвиненный во взяточничестве, освобожден в зале суда

В среду, 30 октября, в Автозаводском райсуде Тольятти зачитали приговор троим тольяттинским полицейским, которым гособвинение вменяло покушение на получение взятки 150 тыс. рублей.

 

читать далее

24 октября 2019
просмотров: 323
комментарий: 1

Самарца судили за сообщение об угоне своего авто, а потом нашли машину

История жителя Самары Антона Новикова, у которого украли автомобиль Toyota Land Cruiser Prado, а за сообщение об этом в полицию приговорили к исправительным работам, получила продолжение.

 

читать далее

22 октября 2019
просмотров: 470

Почему мы считаем Шапшова невиновным?

Закончились судебные прения по уголовному делу в отношении сотрудников уголовного розыска ОП №24 УВД по г. Тольятти, Владимира Шапшова, Сергея Тарасенко и Александра Атаулова.

 

читать далее

10 октября 2019
просмотров: 750
комментарий: 1

Майор Шапшов: все уверены, что судья не станет оправдывать какого-то мента из Тольятти

В среду, 9 октября, в Автозаводском райсуде Тольятти завершились судебные прения по делу местных оперативников, обвиняемых во получении взятки. На скамье подсудимых — бывший начальник угро Центрального райотдела полиции майор Владимир Шапшов, его экс-подчиненный Сергей Тарасенко и сотрудник ОП №23 Александр Атаулов.

 

читать далее

25 сентября 2019
просмотров: 261

Комментарий защиты на публикацию в прессе: «Майору угрозыска Владимиру Шапшову запросили девять лет колонии»

«В связи с освещением в СМИ выступления в прениях гособвинителя, просившего признать Владимира Шапшова виновным в получении взятки и назначить ему наказание в виде 9 лет лишения свободы, мне поступает множество вопросов от людей, не равнодушных к судьбе Владимира, верящих в его невиновность. Суть вопросов сводится к одному: «Неужели вина Владимира Шапшова в получении взятки доказана?»

 

читать далее

27 мая 2019
просмотров: 354

Самарец получил год исправительных работ за то, что сообщил об угоне своего авто

Самарец Антон Новиков получил год исправительных работ за сообщение об угоне своей машины. Такое решение вынес судья Андрей Теренин в Октябрьском районном суде после года разбирательств, посчитав, что сообщение было ложным.

 

читать далее

2 мая 2019
просмотров: 437

Адвокат: Обвинение по делу Владимира Шапшова рассыпалось

В понедельник, 29 апреля, в Автозаводском районном суде были допрошены обвиняемые по делу трех бывших тольяттинских полицейских в получении взятки.

 

читать далее

25 марта 2019
просмотров: 1176

Вердикты, брошенные в корзину Самарского правосудия

4 сентября 2017 сотрудники Самарского Управления ФСБ задержали гражданина Азербайджана Ниджата Нагиева при получении посылки, которая пришла из Санкт-Петербурга на имя студентки 2-го курса местного университета Лизы Кенешовой.

 

читать далее

24 декабря 2018
просмотров: 1731
комментарий: 1

«Свой среди чужих, чужой среди своих»

Так, мы бы назвали ситуацию, в которой оказался бывший начальник уголовного розыска ОП№24 по г. Тольятти Самарской области Владимир Шапшов, которого уже год держат в тюрьме по ложному доносу.

 

читать далее

20 декабря 2018
просмотров: 1219

Екатерина Пузикова вновь станет героиней передачи Андрея Малахова

Самарский адвокат Екатерина Сокирская (Пузикова) 19 декабря вылетела в Москву на запись передачи Андрея Малахов на втором канале российского телевидения. По ее словам, телередакцию больше всего интересует, как она устроила свою жизнь после почти шестилетнего незаконного уголовного преследования.

 

читать далее

13 декабря 2018
просмотров: 3276
комментарий: 14

Майор Владимир Шапшов: «Честь и совесть для меня дороже!»

10 декабря Автозаводской райсуд окончил предварительное слушание по уголовному делу экс-начальника уголовного розыска тольяттинского отдела полиции №24 Владимира Шапшова и двух его бывших подчиненных- оперативников Сергея Тарасенко и Александра Атаулова.

 

читать далее

27 ноября 2018
просмотров: 787
комментарий: 1

Майору Владимиру Шапшову продлили арест на полгода

Во вторник, 27 ноября, в Автозаводском райсуде состоялось предварительное слушание по делу о получении взятки сотрудниками тольяттинской полиции. На скамью подсудимых сели Александр Атаулов и Сергей Тарасенко, а обвиняемый Владимир Шапшов не был доставлен на заседание из следственного изолятора.

 

читать далее

X

Авторизация

регистрация