вход / регистрация
г.Самара
ул.Осипенко 6Б
тел: +7(902) 159-37-41
офис: 8(846) 334-50-00
29 декабря 2018
Блог

Новобрачный под морфином

К нам на сайт обратилась жительница Самары, которая уже третий год пытается вернуть половину квартиры, которую мошенническим способом отобрали у ее престарелой матери.
Несколько лет назад Зоя-апа подарила половину двухкомнатной хрущевки своему сыну, чтобы после ее смерти Саше не пришлось долго возиться с оформлением наследства. В дарственной предусмотрительно было записано, что в случае смерти одариваемого имущество возвращается дарителю. И судьба действительно распорядилась так, что пенсионерка пережила сына, который скончался от рака в феврале 2015 года.

Когда мать и дочь почившего подали заявление о вступлении в наследство, выяснилось, что никакое имущество за покойным не числится. Половина квартиры за 12 дней до смерти подарена сожительнице Гуле, а автомобиль ВАЗ-2104130 продан ее сыну. Более того, оказалось, что недвижимость стала свадебным подарком новобрачной, с которой умирающий регистрировал брак в тот же день.

Удивление родственников перешло в возмущение: «Если, по словам Гульфии, она сожительствовала с Сашей 13 лет, то почему только после назначения ему морфина, он пожелал узаконить их отношения?»

И Зоя-апа решила вернуть имущество. Однако в процессе отстаивания своих, казалось бы, законных интересов они с дочерью оказалось бессильными. В гражданском суде пенсионерке отказали признать договор свадебного дарения жилья недействительным. Дескать несколько свидетелей, которых привела ответчица, показали, что перед смертью Александр был вполне здравомыслящим человеком.

Из решения Советского райсуда от 14 февраля 2017г

«В соответствии с заключением, выполненным ГБУЗ « Самарский психоневрологический диспансер», экспертный анализ предоставленных в распоряжение экспертов материалов дела и медицинской документации не дает оснований для диагностики у Н-ва при жизни хронического психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, а также какого- либо иного временного психического расстройства в период, максимально приближенный к сделке ( договор дарения своей доли квартиры).

Данный экспертный вывод основывается на имеющихся в деле сведениях о том, что он был достаточно обычным здравомыслящим человеком, социально адаптированным, имел семью, работал, до последних дней сохранял достаточную способность к независимому социальном функционированию, никогда не обращался за психиатрической помощью. .. А в период, относящийся к юридически значимой ситуации, у него отмечались признаки астении, обусловленной соматогенной ( раковой) интоксикацией, которая не достигла на момент сделки состояния астенической спутанности сознания и не сопровождалась какой- либо продуктивной психотической симптоматикой в виде бредовых идей или галлюцинаций, а также безучастностью или безразличием подэкспертного»

Суд ссылается на заключением комиссии психиатров Самарского ПНД, дескать в амбулаторной карте за день до сделки записано: «На приеме за справкой для нотариуса … оформляет дарственную на жену, так как боится, что его родная сестра будет оспаривать его долю в квартире… быстро устает при физических нагрузках, появляется отдышка, истощаем».

По словам Ниллы, ответчица парирует иск записью о единственном посещении психиатра, к которому брат якобы пришел добровольно. Но уже это обстоятельство заставляет сомневаться в правдивости ответчицы. Какому нормальному человеку придет в голову идти за доказательством своей вменяемости? Интересно и то, что на предоставленной суду справке о посещении психиатра, не указана даже фамилия этого врача. Впрочем из гражданского дела эта бумажка уже исчезла. А заключение судебно -психиатрической экспертизы является посмертным, и основано на информация из этой анонимной справки.

«Отсутствуют указания на случаи превышения рекомендованных доз назначаемых препаратов, наличие побочных эффектов ( кроме указаний на нейтропению на фоне химиотерапии, без указаний на психические расстройства) и симптомов передозировки. Согласно медицинским документам, после октября 2014 г. химиотерапию он не получал, на фоне лучевой терапии психических нарушений не появилось… Согласно количеству принятых использованных ампул из-под морфина использовано 14 ампул из 40 выписанных ( в 1 ампуле 10 мг морфина), что не превышает рекомендованных доз. Высшая суточная доза морфина для взрослых 50 мг в сутки.

Также это подтверждается сведениями о том, что при изучении медицинских документов и показаний участников дела, не описаны какие- либо собственно психические нарушения или особенности ( странности) в поведении или высказываниях Н-ва, которые давали бы основание предполагать наличие психического расстройства. В имеющихся материалах описывается постепенно нарастающее симптоматическое астеническое состояние в виде указаний на ухудшение с конца 2014 г – начала 2015 г. общего состояния, нарастающие слабость, нарушение аппетита, но при этом подэкспертный еще сам активно изъявляет свою волю, нарушений сознания не обнаруживает. …..Изучив данное экспертное заключение, суд находит его полным, научно обоснованным и принимает в качестве доказательства по делу. Не доверять выводам экспертов у суда оснований не имеется…»

«Вроде бы очевидно, что человек живущий на опийных препаратах, которые ему выписали от невыносимых болей, находится в состоянии пусть не тяжелого, но все же наркотического опьянения, — считает дочь Исмагиловой Нилла.- Многие пьяненькие люди становятся заторможенными, податливыми чужой воле, им жизнь уже видится в розоватом свете. Естественно, что у моего тяжело больного брата не было сил думать о своих имущественных интересах и интересах своей старенькой мамы. Потому, что у всякого страдающего от сильнейшей физической боли человека мысли могут быть лишь об одном, как избавиться от страданий. А ампулы морфином были в руках его сожительницы…»

Кроме справки о выписки больному наркотических препаратов и расписки в их получении истица предоставляла суду почерковедческую экспертизу, где специалист как минимум высказывает сомнения в подлинности подписи Александра на договоре дарения и заявлении о заключении брака. Но и это не возымело успеха.

Когда Исмагиловой не удалось отстоять свое жилье в гражданском суде, она обратилась в полицию. Там вроде как назначили проверку ее заявления, но эта проверка  тянется уже третий год: следователь регулярно выносит постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по факту хищения имущества.

Зою Исмагилову без преувеличения можно назвать потерпевшей не только от мошенничества, но и от правоохранительной системы. Она из своих средств регулярно оплачивала различные экспертизы, на которые и в суде, и в полиции не обращают никакого внимания. Вроде как не доверяют коммерческим организациям. В то же время стражи закона упорно отказывают в удовлетворении ходатайств адвоката о назначении экспертиз в организациях, которым они доверяют.

Добиваясь проведения расследования, адвокат Зои-апы начал писать жалобы в прокуратуру района, затем в областную прокуратуру. Он настаивал на проверке того довода, что 12 февраля сын его доверительницы не мог одновременно находится и в онкоцентре, где прошел четырех докторов, и в ЗАГСе, где расписался с Гульфией, и в МФЦ, где якобы подал заявление на оформление договора дарения своей жилплощади. Однако запрос о месте нахождения Александра на момент женитьбы сотовая компания не смогла удовлетворить, потому что так долго информация о клиентах у них не хранятся.

Короче говоря, время для сбора доказательств упущено, но никто за это ответственности не несет. По мнению престарелой женщины, у ее обидчицы обширные связи и в полиции, где отказывают в проведении расследования, и в суде. Она, дескать сама видела, как перед заседанием по ее иску из кабинета судьи вышел брат оппонентки. Зря-апа считает, что за Гульфией стоят активные специалисты: два ее родных брата служили в полиции, а в областном управлении МВД на улице Соколова работала бывшая ее сноха.

«Я поняла то, что в народе называется «не подмажешь — не поедешь»,- говорит Нилла.- Но мы уже столько денег отдали адвокатам! Кроме этого пришлось оплачивать судебные издержки, однако воз и ныне там, потому что должностные лица не хотят нас слышать. В результате мои догадки оказались верными. Мне предложили договориться о возбуждении дела за 400 тысяч рублей. А когда я ответила, что такими средствами не располагаю, сумму уменьшили на половину. Но и 200 тысяч для нас с мамой неподъемны. И мне пришлось обратиться туда, где эти деньги мне дали под протокол….»

Эта история, возмущает уже не только тем, что правоохранительные органы не желают отрабатывать полученные от налогоплательщиков деньги. Уходящий год приучил жителей Самары не удивляться тому, что полковники и майоры всех без исключения правоохранительных ведомств садятся за решетку за мошенничество. Но обобрать умирающего от длительной и тяжелой болезни человека — это, наверное, верх безнравственности. Страшно, когда люди Бога не боятся!

Мы будем следить за дальнейшим развитии ситуации.

 

Добавить комментарий к «Новобрачный под морфином» Для получения возможности оставлять комментарии, зарегистрируйтесь, или введите свои логин и пароль в панели логирования

29 декабря 2018
просмотров: 311

Новобрачный под морфином

К нам на сайт обратилась жительница Самары, которая уже третий год пытается вернуть половину квартиры, которую мошенническим способом отобрали у ее престарелой матери.

 

читать далее

X

Авторизация

регистрация