вход / регистрация
г.Самара
ул.Осипенко 6Б
тел: +7(902) 159-37-41
офис: 8(846) 334-50-00

Комментарий защиты на публикацию в прессе: «Майору угрозыска Владимиру Шапшову запросили девять лет колонии»

«В связи с освещением в СМИ выступления в прениях гособвинителя, просившего признать Владимира Шапшова виновным в получении взятки и назначить ему наказание в виде 9 лет лишения свободы, мне поступает множество вопросов от людей, не равнодушных к судьбе Владимира, верящих в его невиновность. Суть вопросов сводится к одному: «Неужели вина Владимира Шапшова в получении взятки доказана?»

К сожалению, сам Владимир Шапшов не может дать комментарии по этому поводу, поскольку находится под домашним арестом и ему запрещено общение. Поэтому, комментарии по этому поводу придется давать мне, как его защитнику.

Я бы не стал делать преждевременные оценки об исходе этого дела только на основании выступления гособвинителя в прениях, поскольку решение по делу принимает суд, а не сторона обвинения или сторона защиты. К тому же суд еще не выслушал доводов защиты.

Лично, по моему мнению, в своей речи гособвинитель выдает желаемое за действительное и ничего, из того, что требовалось доказать по обвинению Шапшова она не доказала.

Выслушав выступление гособвинителя, я, к сожалению, не услышал, каких-либо доводов с ее стороны в опровержение версии защиты о невиновности Шапшова. По моему мнению, сторона обвинения просто обошла их молчанием, озвучив только версию обвинения, изложенную в обвинительном заключении, и совершенно не устраняла противоречий, и не опровергала фактов, приводимых Владимиром в свою защиту. А без этого нельзя говорить о доказанности обвинения, поскольку, в соответствии со ст. 14 УПК РФ именно на стороне обвинения лежит обязанность опровержения доводов, приводимых в защиту подсудимого, а все не устраненные сомнения толкуются в его пользу. А этого сторона обвинения не сделала.

У меня сложилось впечатление, что гособвинитель совершенно не заметила нашего присутствия в судебном процессе, поскольку в своей речи даже не упомянула о доводах Шапшова приводимых им в своих показаниях. Как будто он ничего не приводил и не говорил об этом. Хотя, показания, которые давал Шапшов в суде, занимают 56 листов печатного текста. Ну, не о погоде же он столько рассказывал суду?

Возможно сторона обвинения рассчитывает на то, что суд сам в приговоре разрешит противоречия и опровергнет доводы Шапшова, и, поэтому не стала заморачиваться по этому поводу? Но такое невозможно, вернее сказать, не законно, поскольку суд у нас независим и не может выступать на чьей-либо стороне, в том числе и на стороне обвинения. Каким же образом суд может выполнить обязанности стороны обвинения, и сам начать опровергать доводы подсудимого?

Например, Владимир Шапшов говорил в своих показаниях, что никаких договоренностей с потерпевшим Сергеем Уваровым о взятке у него не было, и не могло быть. Это все домыслы следствия, основанные на показаниях Тарасенко, Канбарова и Зоткина, намеренно оговаривающих его. Суд, в ходе судебного следствия проверил достоверность показаний Шапшова путем допроса того же Уварова, который не подтвердил выводов обвинения о том, что Шапшов предлагал ему заплатить взятку. Тем не менее, гособвинитель в своей речи, заявила, что Шапшов якобы довел до сведения потерпевшего Уварова о возможности за взятку бездействовать в его интересах, и это якобы подтверждается показаниями самого потерпевшего. Очевидно, что в данном случае выводы гособвинителя не основаны на фактических обстоятельства дела исследованных судом и противоречат им.

Также, Шапшов приводил в своих показаниях доводы о недоказанности его сговора с Атауловым, указывая на несоответствие выводов обвинения, в этой части, фактическим обстоятельствам дела, приводя при этом факты опровергающие саму возможность такого сговора. А в речи гособвинителя о доводах Шапшова нет ни слова, как будто он ничего не говорил по этому поводу и не приводил конкретных фактов.

Так же, Шапшов говорил, что он не давал указания Тарасенко проводить проверочную закупку в отношении Уварова, поскольку для ее проведения не было оснований. При этом он обращал внимание суда на то, что в рапорте, составленном Тарасенко, отсутствуют сведения о договоренностях оперуполномоченного Канбарова с потерпевшим Уваровым на незаконный сбыт препаратов, что исключало саму возможность проведения проверочной закупки, поскольку для ее проведения необходимо было знать где, когда и кому Уваров должен сбыть препараты. А Тарасенко скрыл от него это, не указав об этом рапорте. Не зная этого, Шапшов не мог дать указание Тарасенко проводить проверочную закупку в отношении Уварова, и не давал такого указания ему. Фактически Тарасенко скрыл от Шапшова факт совершенной Канбаровым провокации в отношении Уварова и планируемой ими проверочной закупки.

По моему мнению, суд мог убедиться в достоверность этих показаний Шапшова, поскольку в рапорте Тарасенко действительно не отразил сведений о договоренностях оперуполномоченного Канбаова с Уваровым на сбыт препаратов, времени и месте этого сбыта. Кроме того, и в резолюции Шапшова на рапорте отсутствовали указания о проведении поверочной закупки в отношении Уварова. Тогда на каком основании Канбаров и Тарасенко решили проводить проверочную закупку в отношении Уварова? И на каком основании стороной обвинения делается вывод, что Шапшов об этом знал и давал указания Тарасенко и Канбарову? Сторона обвинения молчит об этом в своем выступлении и не анализирует содержание рапорта Тарасенко.

И самое главное, опровергая доводы обвинения, Шапшов обратил внимание суда на то, что действия оперуполномоченного Канбарова и Тарасенко в отношении Уварова были изначально не законными и не могли преследовать цели изобличения Уварова в незаконном обороте сильнодействующих препаратов, вопреки тому, что об этом утверждают сами Канбаров и Тарасенко. Именно поэтому они и скрывали от него свои намерения провести проверочную закупку.

Прямым доказательством этого является то, что Канбаров совершил подстрекательство Уварова к совершению преступления, путем уговоров его к незаконному сбыту ему этих препаратов, тем самым искусственно создав ситуацию совершения им преступления. В ходе судебного следствия это было достоверно установлено как показаниями потерпевшего Уварова, так и показаниями самого оперуполномоченного Канбарова.

Таким образом, оперуполномоченным Канбаровым была совершена провокация и подстрекательство к совершению преступления в отношении Уварова, что, в силу ст. 5 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и ст. 6 Закона «О полиции», является незаконным и это строго запрещено делать сотрудникам полиции под угрозой уголовной ответственности. По этой причине, результаты проверочной закупки, проведенной на основе провокации, нельзя было использовать для обвинения Уварова в совершении преступления и привлечения его к уголовной ответственности.

Все это, по мнению Шапшова, опровергает показания Тарасенко и Канбаров об их истинных намерениях, и указывает, что изначально они не имели, и не могли иметь, цели привлечения Уварова к уголовной ответственности. Т.е. Тарасенко и Канбаров говорят об этом неправду, поскольку их действия не могли повлечь этого, а могли повлечь только их ответственность за незаконные действия и превышение должностных полномочий. Поэтому они и скрывали факт проведения проверочной закупки как от своего руководства, так и от следствия.

Из этого, по мнению Шапшова, прямо следует, что единственным намерением Канбарова и Тарасенко могло быть только вымогательство денег с Уварова путем его шантажа уголовной ответственностью, на основании совершенной ими же провокации и инсценировки незаконной проверочной закупки. Чем это и закончилось по факту.

Этим самым, Шапшов убедительно показал суду, что именно в целях сокрытия своих незаконных действий от руководства, Канбаров и Тарасенко не проводили документирование инсценированной ими проверочной закупки, осознавали ее незаконность, потому и скрывали факт провокации в отношении Уварова, от него и руководства отдела. А саму проверочную закупку провели самостоятельно, без санкции руководства, поскольку руководство отдела полиции не дало бы на это разрешение.  А такое разрешение, в силу прямого указания ст. 8 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», обязательно, в противном случае проведенная проверочная закупка будет не законной, и ее результаты нельзя использовать для доказывания виновности лица в совершении преступления.

Все это, по мнению Шапшова, превращало действия Канбарова и Тарасенко в незаконные, и фактически они не проводили проверочной закупки, что прямо указывало на изначально преступные цели проводимого ими в отношении Уварова мероприятия. Именно, поэтому они и обманывали Шапшова и руководство отдела, что было подтверждено показаниями свидетелей из числа руководителей ОП №24.

Все эти доводы Шапшова подтверждены фактическими обстоятельствами дела, исследованными судом. Например, постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенным следственным органом в отношении Уварова С.Ю. от 30.07.2018 г., из которого прямо следует, что: «фактически сотрудниками ОУР ОП №24 УМВД России Тарасенко, Канбаровым, Зоткиным и Трошиным оперативно-розыскное мероприятие «проверочная закупка» не проводилось и не могло проводиться в виду отсутствия соответствующих документов, являющихся в соответствии с ФЗ №144 от 2.08.1995 г. необходимым условием проведения такового … действия сотрудников ОУР являлись неправомерными, осуществлялись по собственной инициативе, преследовали неизвестные следствию цели …» Это постановление признанно законным. Так что же Тарасенко с Канбаровым могли задокументировать? Свои незаконные действия?

 А вот гособвинитель, вопреки указанным фактам, в своей речи утверждает, что Тарасенко и Канбаров намеривались задокументировать проведенную ими проверочную закупку, но поскольку Шапшов якобы договорился с Уваровым о взятке, то он не разрешил им этого сделать.

Но, про незаконность действий самих Канбарова и Тарасенко по провокации и проведению проверочной закупки, в речи гособвинителя ни сказано ни слова, и оценки этим действиям стороной обвинения не дается. А ведь они имеют существенное значение для установления истины по данному делу и решения вопроса о виновности или не виновности Шапшова. Почему же сторона обвинения умолчала про это?

Могу только высказать свои предположения по этому поводу.

Гособвинитель, будучи представителем прокуратуры – ведомства обязанного надзирать за законностью, не может признать провокацию и подстрекательство граждан к совершению преступления со стороны сотрудников полиции, законными действиями. И правильно делает, поскольку это прямо запрещено законом. Потому и молчит про это в своем выступлении.

Аналогично, гособвинитель не может признать, что проведение проверочной закупки в нарушение требований ст. 8 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» является законным, и что результаты такой проверочной закупки можно использовать для привлечения граждан к уголовной ответственности. И в этом случае гособвинение тоже правильно делает, поскольку об этом говорит закон. Потому и молчит про этом в своем выступлении.

 Но замалчивая эти факты, сторона обвинения не может опровергнуть доводы Шапшова о незаконности действий Тарасенко и Канбарова по подготовке и проведению ими проверочной закупки, а потому не может опровергнуть и доводы Шапшова относительно того, что изначальные действия Тарасенко и Канбарова были направлены именно на шантаж Уварова уголовной ответственностью, с целью получения от него денег, поскольку иной цели эти действия преследовать не могли. А это означает, что Шапшов невиновен, и стал жертвой преднамеренного оговора с их стороны.

А раз сторона обвинения не может это опровергать, то что остается? Только замалчивать и не упоминать об этом в своей речи, в расчете на то, что суд сам, в приговоре, как-нибудь обыграет эту щекотливую ситуацию, или так же умолчит про это. Но, вопрос, пойдет ли на это суд?

Но, возможно я ошибаюсь, и гособвинитель еще даст оценку этим доводам  Шапшова, поскольку сторона обвинения имеет право на это в репликах. Возможно я поторопился с выводами и не оценил тактики и стратегии стороны обвинения. Тогда я заранее приношу свои извинения стороне обвинения за домыслы по этому поводу. Только мне очень интересно, как сторона обвинения собирается это сделать?

Так, что, вопреки мнениям о предрешенности исхода этого дела, интрига еще сохраняется, и основной вопрос о виновности или невиновности Владимира Шапшова еще не решен.

30.09.2019 г. должно состояться выступления в прениях стороны защиты. Следите за развитием процесса».

 

Защитник Шапшова В.Н., адвокат Гурко В.А.

 

Добавить комментарий к «Комментарий защиты на публикацию в прессе: «Майору угрозыска Владимиру Шапшову запросили девять лет колонии»» Для получения возможности оставлять комментарии, зарегистрируйтесь, или введите свои логин и пароль в панели логирования

10 октября 2019
просмотров: 124
комментарий: 1

Майор Шапшов: все уверены, что судья не станет оправдывать какого-то мента из Тольятти

В среду, 9 октября, в Автозаводском райсуде Тольятти завершились судебные прения по делу местных оперативников, обвиняемых во получении взятки. На скамье подсудимых — бывший начальник угро Центрального райотдела полиции майор Владимир Шапшов, его экс-подчиненный Сергей Тарасенко и сотрудник ОП №23 Александр Атаулов.

 

читать далее

25 сентября 2019
просмотров: 120

Комментарий защиты на публикацию в прессе: «Майору угрозыска Владимиру Шапшову запросили девять лет колонии»

«В связи с освещением в СМИ выступления в прениях гособвинителя, просившего признать Владимира Шапшова виновным в получении взятки и назначить ему наказание в виде 9 лет лишения свободы, мне поступает множество вопросов от людей, не равнодушных к судьбе Владимира, верящих в его невиновность. Суть вопросов сводится к одному: «Неужели вина Владимира Шапшова в получении взятки доказана?»

 

читать далее

27 мая 2019
просмотров: 206

Самарец получил год исправительных работ за то, что сообщил об угоне своего авто

Самарец Антон Новиков получил год исправительных работ за сообщение об угоне своей машины. Такое решение вынес судья Андрей Теренин в Октябрьском районном суде после года разбирательств, посчитав, что сообщение было ложным.

 

читать далее

2 мая 2019
просмотров: 283

Адвокат: Обвинение по делу Владимира Шапшова рассыпалось

В понедельник, 29 апреля, в Автозаводском районном суде были допрошены обвиняемые по делу трех бывших тольяттинских полицейских в получении взятки.

 

читать далее

25 марта 2019
просмотров: 1009

Вердикты, брошенные в корзину Самарского правосудия

4 сентября 2017 сотрудники Самарского Управления ФСБ задержали гражданина Азербайджана Ниджата Нагиева при получении посылки, которая пришла из Санкт-Петербурга на имя студентки 2-го курса местного университета Лизы Кенешовой.

 

читать далее

24 декабря 2018
просмотров: 1322
комментарий: 1

«Свой среди чужих, чужой среди своих»

Так, мы бы назвали ситуацию, в которой оказался бывший начальник уголовного розыска ОП№24 по г. Тольятти Самарской области Владимир Шапшов, которого уже год держат в тюрьме по ложному доносу.

 

читать далее

20 декабря 2018
просмотров: 933

Екатерина Пузикова вновь станет героиней передачи Андрея Малахова

Самарский адвокат Екатерина Сокирская (Пузикова) 19 декабря вылетела в Москву на запись передачи Андрея Малахов на втором канале российского телевидения. По ее словам, телередакцию больше всего интересует, как она устроила свою жизнь после почти шестилетнего незаконного уголовного преследования.

 

читать далее

13 декабря 2018
просмотров: 2731
комментарий: 14

Майор Владимир Шапшов: «Честь и совесть для меня дороже!»

10 декабря Автозаводской райсуд окончил предварительное слушание по уголовному делу экс-начальника уголовного розыска тольяттинского отдела полиции №24 Владимира Шапшова и двух его бывших подчиненных- оперативников Сергея Тарасенко и Александра Атаулова.

 

читать далее

27 ноября 2018
просмотров: 703
комментарий: 1

Майору Владимиру Шапшову продлили арест на полгода

Во вторник, 27 ноября, в Автозаводском райсуде состоялось предварительное слушание по делу о получении взятки сотрудниками тольяттинской полиции. На скамью подсудимых сели Александр Атаулов и Сергей Тарасенко, а обвиняемый Владимир Шапшов не был доставлен на заседание из следственного изолятора.

 

читать далее

X

Авторизация

регистрация